Главная » Карьера » Украина платит за коррупцию

Украина платит за коррупцию

Украина платит за коррупцию

Борьба с коррупцией — одна из основополагающих тем для украинской политики. Обвинения во взяточничестве и до «евромайдана» 2014 года, и после него — самые частые претензии в адрес властей страны. Сама революция прошла под знаком борьбы с коррупцией, и официальный Киев до сих пор объясняет множество госрасходов именно этой задачей. Однако похвастаться эффективностью на этом направлении администрация Петра Порошенко все еще не может.

Тайна «красной коробки» Путина

Наиболее образно по поводу борьбы с коррупцией на Украине высказался директор Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в странах Восточной Европы и Кавказа Фрэнсис Малиж. Он сравнил ее со спортивной рыбалкой: «Сначала ловишь рыбу, фотографируешься с ней, а потом отпускаешь».

По мнению президента Украины Петра Порошенко, проблема борьбы с коррупцией, вернее отсутствие результатов этой борьбы, — «в советском наследии». Как заявил глава государства в июньском интервью французскому изданию Le Figaro, «советская система коррупции слишком глубоко укоренена в обществе и в умах каждого». Плюс, конечно же, донбасский конфликт добавляет проблем, считает политик. «Проводить реформы в стране, где идет война, крайне непросто», — объяснял он.

По итогам трехлетия президентства Порошенко и эксперты, и политики едины в одном: результаты борьбы с коррупцией стремятся к нулю.

Хотя зимой 2013-го и весной 2014 года именно он настаивал на том, что побороть взяточничество на Украине просто. Достаточно только свергнуть преступную власть тогдашнего президента страны Виктора Януковича и позволить ему, Петру Порошенко, вместе с командой новых управленцев реализовать план реформ.

Коррупционное лидерство

Как свидетельствуют данные, которые обнародовало издание Politeka, в 2017 году средний размер украинской взятки вырос на 9 тыс. грн и составил 31 тыс. грн (71 тыс. рублей). При этом за первые пять месяцев года по статье о взяточничестве получили приговоры 113 человек. Это на 81 приговор больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Также в этом году изменилась и область, которая стала лидером в вынесении антикоррупционных приговоров. Если в прошлом году в указанный период таковой была Донецкая (5 приговоров), то за пять месяцев этого года лидирует Харьковская область — 13 приговоров. В то же время с начала 2017 года ни одного приговора по этим статьям не было вынесено в Киевской, Житомирской и Херсонской областях.

Впрочем, число заведенных дел о коррупции вовсе не говорит о качестве борьбы со взяточничеством, считает политолог Кость Бондаренко. По его мнению, эти дела чаще всего используются как рычаг политического давления.

«По количеству принятых антикоррупционных законопроектов и созданных органов по борьбе с коррупцией Украина находится впереди планеты всей. Но что же касается фактических результатов, то всем прекрасно видно, чем закончились громкие дела арестов прямо посреди заседаний кабмина», — рассуждал народный депутат от фракции «Батькивщина» Сергей Соболев на пресс-конференции 9 декабря прошлого года, приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией.

«В Украине существует каста неприкасаемых. И это не касается неприкосновенности народных депутатов, судей или президента. У нас есть десятки тысяч должностей чиновников высшего ранга, у которых нет иммунитета. Касаемо них не нужно согласие парламента, специальных органов, процедура импичмента. Местные чиновники понимают, что если можно наверху безнаказанно принимать участие в коррупционных схемах, то почему это нельзя им. Думаю, что в этом как раз и заключается ключевая проблема», — утверждал Соболев.

По его словам, большинство громких арестов среди бывших налоговиков завершились их выходом на свободу под огромные суммы залогов.

Сама «Батькивщина», как и большинство парламентских партий Украины, не избежала обвинений в попытке прикрыть громкие коррупционные истории. В том, что борьба с коррупцией теснейшим образом связана с политическим процессом, можно было убедиться 11 июля. Тогда Верховная рада рассматривала вопрос о лишении неприкосновенности пятерых депутатов: Евгения Дейдея, Олеся Довгого, Андрея Лозового, Максима Полякова и Борислава Розенблата. В отношении каждого из политиков расследуются дела о коррупции.

Рада согласилась лишить иммунитета только трех из них: беспартийного Довгия, а также Полякова из «Народного фронта» бывшего премьера Арсения Яценюка и Розенблата из «Блока Петра Порошенко». Поляков и Розенблат проходят по громкому «янтарному делу», в ходе которого агент Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) передала депутатам через посредников более $300 тыс.

Обоим политикам грозил арест, но депутаты Рады не дали на это согласия, в очередной раз доказав, что НАБУ и другие структуры, созданные при Порошенко, не могут полноценно работать при нынешней политической конъюнктуре.

В окно от взяток

Бороться надо не с проявлениями коррупции, а с причинами, ее порождающими, считает политолог Кость Бондаренко. «Коррупции нет там, где не за что дать взятку. В Украине же коррупция превратилась в национальную идею», — добавил эксперт.

В апреле компания Ernst & Young и социологическое агентство Ipsos Mori опубликовали данные исследования о восприятии взяточничества в мире. Его результаты свидетельствовали о том, что за два последних года Украина поднялась с 7-го на 1-е место в коррупционном рейтинге.

По этим данным, 77% членов совета директоров или управленцев высшего звена в украинских компаниях считают, что взятки — и в принципе нарушение рабочей этики — можно оправдать, если это поможет бизнесу выжить.

Только 21% украинских бизнесменов, опрошенных Ipsos Mori, рассказали, что в их компаниях есть «горячие линии» для сообщения о неэтичном поведении. Чтобы помочь бизнесу выжить, по крайней мере 37% респондентов готовы предложить денежное вознаграждение в обмен на заключение или продление контракта.

Политолог Алексей Якубин считает, что нулевые результаты борьбы с коррупцией связаны с тем, что ни у Порошенко, ни у его окружения нет никакой заинтересованности в этом. «На Украине антикоррупционные органы давно стали карманными, поэтому в стране невозможно побороть коррупцию. А у Порошенко нет желания нести ответственность за рост коррупции в стране. Поэтому он придумал, что во всем виновато советское прошлое. То есть у действующей власти уже просто не осталось аргументов, почему она не борется с коррупцией», — заявил он в беседе с «Газетой.Ru».

Среди наиболее ярких коррупционных скандалов последнего времени, которые потрясали Украину, — заявление председателя украинского жюри музыкального конкурса «Евровидение» Юрия Рыбчинского, которое он сделал в мае в Киеве. По его словам, коррупционная составляющая мероприятия была очевидна.

Рыбчинский напомнил, что на организацию прошлогоднего «Евровидения» было потрачено €9 млн. Украина же в этом году израсходовала на конкурс €30,2 млн. «Такие цифры, как у нас, многим странам даже не снились. Нищий народ в Европе — и самое дорогое «Евровидение», — подчеркнул Рыбчинский.

В марте 2017 года громким скандалом в сфере коррупции стало задержание руководителя Государственной фискальной службы Украины Романа Насирова. Это произошло прямо в больнице «Феофания» в рамках расследования так называемого газового дела экс-нардепа Александра Онищенко. Из больницы Насиров сразу не вышел — его увезли в реанимацию. По словам врачей, у Насирова случился инфаркт.

Чиновника подозревали в махинациях на 2 млрд грн, злоупотреблении властью и в неправомерной реструктуризации налоговых долгов по рентным платежам газовых компаний Онищенко. В суд Насирова доставляли на носилках, в заседаниях он принимал участие лежа, будучи укрытым больничным одеялом, что сразу же стало интернет-мемом. 16 марта, через две недели после задержания, супруга Насирова внесла за него залог в 100 млн грн. Чиновник вышел под подписку о невыезде.

Комичным инцидентом в истории украинской борьбы с коррупцией в 2017 году стала история с попыткой задержания мэра города Николаева Александра Сенкевича. Он не захотел получать протокол об административном правонарушении, связанном с коррупцией, и выпрыгнул в окно, скрываясь от полиции.

Передать протокол Сенкевичу пытались пятеро сотрудников департамента защиты экономики национальной полиции Украины. В приемной полицейских попросили подождать некоторое время, пока мэр их сможет принять. В результате выяснилось, что градоначальник перебрался на балкон соседнего кабинета, а затем покинул здание горсовета.

Впрочем, через несколько часов Сенкевич все-таки вернулся в здание и получил протокол. Тогда же выяснилось, что касался он административного правонарушения и грозил мэру максимум штрафом, так что паника чиновника была, очевидно, неадекватной. Каких обвинений ожидал сам Сенкевич, неясно.

Ширма для Европы

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник считает, что причины коррупции коренятся в том, что контроль общественности над властью опять ослаб после событий «евромайдана». Но так и не уточнил, каким образом этот контроль можно сделать эффективным без уличных акций и силовых столкновений.

Руководитель агентства политических коммуникаций FullPublic Игорь Байша считает, что борьба с коррупцией для одних политиков на Украине является дымовой завесой, которой очень удобно прикрывать свои собственные методы обогащения, а для других — «это борьба с ветряными мельницами, бессмысленная и беспощадная».

«Обидно даже не то, что для киевских властей борьба с коррупцией — это борьба пчел против меда, а то, что заложниками этой иллюзии стали миллионы жителей страны, которые послушно идут туда, куда ведут их эти борцы», — отмечает собеседник «Газеты.Ru».

Тем временем Запад, на мнение которого сейчас равняются киевские власти, все больше усиливает давление на Киев, требуя привести в соответствие обещания и реальные факты.

Например, парламентская ассамблея НАТО сделала заявление, что будет поддерживать евроинтеграционные стремления Украины только при условии, если страна «продолжит выполнять свое «домашнее задание» и удвоит свои усилия по борьбе с проявлениями коррупции».

В начале июля руководитель антикоррупционной инициативы ЕС на Украине Эка Ткешелашвили заявила: «Трудно оценивать достижения антикоррупционной реформы только по тому, сколько коррупционеров уже сидят в тюрьме. Но наибольшую обеспокоенность у нас вызывает отсутствие прогресса в создании антикоррупционного суда».

Ткешелашвили добавила, что пристальное внимание ЕС приковано к надлежащему функционированию Национального агентства по предотвращению коррупции.

«С тех пор как на Украине была запущена система электронного декларирования доходов государственных чиновников, мы видели мало прогресса в деятельности НАПК, — заявила она в интервью Deutsche Welle. — Бесспорно, такой уровень прозрачности, который предоставляет е-декларирование, очень важен. Но мы сейчас на том этапе, когда нужно продемонстрировать пользу этой системы, каким образом эти данные могут быть использованы для того, чтобы установить источники доходов чиновников и определить, как они могут быть наказаны за ложную информацию в электронной декларации».

Западные чиновники неоднократно подчеркивали, что не позволят использовать тему коррупции как бесконечный источник выкачивания денег и других послаблений для Украины, поскольку слишком хорошо видят, что борьба с коррупцией пока служит лишь хорошей ширмой для борьбы с инакомыслием и имитацией бурной реформаторской деятельности.

UA-94090157-1
↓